Для рывка в экономике у России уже кое-что есть. Но нет элементарного порядка

В Госдуме считают, что правительству стоит снизить НДС на 4% чтобы начать быстрое развитие


Фото: Гавриил Григоров/ТАСС

Материал комментируют:

Алексей Калачев

Владимир Гутенёв

Леонид Хазанов

Павел Шапкин

«Правительство, видя профицит бюджета и готовность страны к быстрому экономическому росту, могло бы рассмотреть снижение НДС. Причем может быть даже не на 2%, а в перспективе и на 3—4%». Такое заявление сделал депутат Государственной Думы Владимир Гутенёв. По его мнению, для отраслей, которые обеспечивают и экономический рост, и национальную безопасность страны, подобные преференции были бы очень важным инструментом.

При этом парламентарий уточнил, что речь могла бы идти как о поэтапном мягком всеобщем снижении, так и о снижении налога на добавленную стоимость для различных отраслей. Особенно — для тех, где желателен более быстрый рост. Что же касается конкретных сроков возможного снижения налогов в России, то, подчеркнул депутат, они напрямую будут зависеть от экономических результатов и, в свою очередь, формировать более высокий экономический результат.

Читайте также

4-дневной рабочей неделей хотят скрыть российскую безработицу
Такая инициатива Медведева может оказаться опаснее одобренной им же пенсионной реформы

В беседе с корреспондентом «СП» Владимир Гутенёв, первый зампред думского комитета по экономической политике, промышленности и инновационному развитию от «Единой России», разъяснил более подробно, на чем базируются его соображения.

— В условиях не только профицита бюджета, но и положительного внешнеторгового сальдо, а также значительных золотовалютных резервов, превышающих не только государственный, но и коммерческий долг страны, накапливать избыточную денежную массу контрпродуктивно, — предположил он. — Уверен, что потенциал экономического роста будет формироваться за счет нескольких факторов.

Во-первых, это дальнейшее снижение учетной ставки Центробанка. Думаю, еще до Нового года она упадет как минимум на 0,25, а то и на все 0,5 процентного пункта. Это вызовет достаточно серьезную активизацию не только на рынке ипотеки, но и на рынке стройматериалов. Что даст импульс развитию индустрии.

Во-вторых, у нас существует довольно серьезный отложенный спрос, который был вызван политической турбулентностью последних двух лет, а также несбывшимися негативными ожиданиями как внешне- так и внутриполитического трека.

В-третьих, мы видим сокращение снижения товарных запасов сетей. Видим прекращение отрицательной динамики остатков по счетам. Соответственно, банкам, получившим в два раза большую прибыль, чем в аналогичном периоде прошлого года, в условиях отсутствия необходимой рентабельности облигаций федерального займа придется идти в реальный сектор экономики. Причем им придется там конкурировать по стоимости заимствований с достаточно эффективными работающими организациями вроде ВЭБа, ДОМ. РФ и Российского экспортного центра.

Совокупность данных факторов и говорит о том, что при наличии в экономике дополнительных финансовых средств мы вполне можем увидеть гораздо более динамичный рост, чем ожидают и эксперты Высшей школы экономики, и ведомство Максима Орешкина.

«СП»: — А может что-нибудь стать критической помехой на пути претворения этого сценария в жизнь?

— Да, и таких факторов достаточно много. Один из них — попытки ряда ведомств в своих узких целях ввести квазиналоги.

«СП»: — Что вы имеете в виду?

— Например, инициативы Минприроды закрепить за крупными сырьевыми компаниями ответственность по пожарной безопасности в лесах. Что, на мой взгляд, весьма странно.

Это также попытки инициировать рассмотрение вопроса о взимании экологического сбора на утилизацию упаковки и товаров по ставке 100%. Во-первых, к этому не готовы мощности. А, во-вторых, в этом случае речь идет об изъятии из бизнеса части его прибыли.

На внутриполитическом треке я никаких рисков не вижу. Но при условии, что будет продолжаться сдерживание интересов естественных монополий в части их тарифов. И ни в коем случае не будет допущено их опережающего роста.

А что касается внешних треков, то здесь может возникнуть большое количество различных факторов. В частности, более динамичные санкционные войны со втягиванием в конфликт все большего числа стран. Это еще и попытки обострить конфликты азиатском регионе и арабском мире.

Впрочем, даже при условии невоплощения в жизнь очерченных Владимиром Гутенёвым элементов дестабилизации экономики, многие опрошенные «СП» эксперты сильно сомневаются, что Россия в реальности хоть как-то готова к большому экономическому рывку.

— В ближайшие 20, а то и 30 лет догнать экономически развитые страны Россия не сможет, так как ее экономика свертывается еще со времен Советского Союза, — неоднократно отмечал эксперт-экономист Леонид Хазанов. — У нас, конечно, развивался нефтегазовый комплекс и металлургия, но при этом пробуксовывали другие отрасли промышленности. Так что любые изменения мировой цены на нефть серьезно бьют по бюджету страны. При этом растет безработица, падает уровень образованности и социальной защиты.

Читайте также

Цена реформ Медведева: Россию превратили в страну дворников и вышибал
Для профессионального роста в стране нет ни условий, ни желания самих специалистов

Для того, чтобы догнать тот же Сингапур или Южную Корею, одним из ключевых условий должен стать экономический рост. А у нас его нет. Может быть, он есть в головах наших чиновников, но я лично его не вижу.

Наша экономика сейчас просто барахтается, пытаясь элементарно выжить. Более того, складывается ощущение, что экономика страны осознанно загоняется в тупик — столько негативных процессов сейчас в ней происходит. Причем, чем дальше — тем больше.

— Понятно, что мы можем избегать рецессии, то есть снижения ВВП в течение двух кварталов подряд, простым техническим способом — через управление статистикой, — добавил аналитик ГК ФИНАМ Алексей Калачев. — А статистика вызывает вопросы. Например, непонятно: как вырос индекс промпроизводства добывающих отраслей на фоне падения уровня самой добычи? Непонятно, как у нас растет ВВП, хотя объемы перевозок снижаются? Когда движение околонулевое или в пределах погрешности, то очень сложно все посчитать точно.

Правда, при этом эксперт уточнил, что все упирается в освоение инвестиций. Если оно с июля все же пошло, то оживление неизбежно будет. Какой-то рост ВВП мы вполне можем увидеть. Тем более, что речь идет не о 5−6% в год, а о более скромных цифрах, которые, в принципе, вполне достижимы.

Только вот возможность узнать о том, пошло ли это самое освоение инвестиций, появится гораздо позже, когда будет должным образом обработана и появится в открытом доступе соответствующая статистика. Однако в том, что она окажется-таки позитивной, есть большие сомнения, особенно если учесть, что сам Владимир Гутенёв констатировал — пока не очень хорошо получается обеспечить эффективность использования выделенных на нацпроекты без малого 26 триллионов рублей. А на дворе уже август.

— Конечно, предложение о снижении НДС очень правильное и своевременное, потому что это ни что иное, как исправление ранее допущенной ошибки, — рассудил эксперт Столыпинского клуба, член правления «Деловой России» Николай Остарков. — Но дело в том, что наша экономика уже настолько глубоко зашла «не туда», что эти 2% снижения она вообще не заметит. Не в том направлении развивались процессы.

По-хорошему, уверен председатель Национального союза защиты прав потребителей Павел Шапкин, снижение НДС даже на 4% не повлияет на сложившуюся ситуацию и не поможет предпринимателям встать на ноги.

— У мегакомпаний уровня АО РЖД, — привел он пример, — изменение ставок НДС как-то влияет на показатели доходности. Но для всего остального бизнеса они никакого значения не имеют. Потому что и без того всё находится в каком-то иррациональном состоянии. В течение 20 последних лет налоговики и предприниматели живут в абсолютно разных мирах.

Читайте также

Правительство вынуждено смягчать «драконовскую» пенсионную реформу
Но намеченные в Минтруде РФ уступки пожилым работникам совершенно ничтожны

«СП»: — Поясните?

— Налоговая, если прибегать к языку метафор, работает так: некий человек вдруг подходит к группе граждан и говорит, что те обязаны ему платить определенную сумму за сам факт стояния на конкретном месте. А еще лучше, продолжает этот человек, давайте-ка сюда мне всю наличность из карманов и банковские карточки заодно, чтобы можно было с них все средства списать вчистую. И это не потому, что мы с вами так договорились, а потому, что я так захотел.

Получается, по существующим правилам игры уплатить все налоги предприниматель априори не в состоянии. А если это все-таки сделать, бизнес становится полностью убыточным. Тут надо просто брать, и полностью менять на корню все налоговые установки, кардинально переписывать правила игры.

Но для начала, предложил Николай Остарков, в целях хоть какого-то улучшения экономической ситуации, налоговикам неплохо бы выпустить из-под жесткого контроля определенный уровень транзакций.

— Условно говоря, — разъяснил он, — не стоит ловить за руку предпринимателей, которые заплатили грузчикам лишнюю сотню за ускорение разгрузки машины. Понятно, что транзакции ни в коем случае не должны приводить к уголовно наказуемым схемам, но определенная свобода действий в том, что мы называем обналичиванием средств, быть все же должна. Потому что сейчас, в погоне за некоей идеальной прозрачностью, ситуацию зажали до такой степени, что малый бизнес элементарно трясется от страха и вообще ничего не делает. Уже на психологическом уровне люди боятся вкладываться и запускать что-то новое.

Во всем мире хорошо понимают, что экономика не может быть идеально прозрачной. По самой сути своей она где-то светлая, а где-то темная. Поэтому определенный уровень транзакций там не просматривается. Наша же налоговая, образно выражаясь, стремится взять под видеонаблюдение даже ванные комнаты.

Новости экономики: Центробанк объявил о падении доллара и евро к рублю

Проблемы экономики: Россия проводит 2019-й год инфляцией с двузначной цифров и долларом по 85 руб

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий